Скалистый склон, поросший кустарником. Внизу – патрульная дорога и заградительный барьер. Так выглядит приграничный пейзаж с территории, удерживаемой Израилем.

Нынешняя граница с Сирией – показывает мне молодой лейтенант – примерно треть пути отсюда до откоса напротив.

А гряда, отстоящая еще на пару километров дальше, – это уже Иордания.

Вот она, линия фронта между Израилем и Сирией. Сирийская армия была изгнана с Голанских высот, после того как армия Израиля заняла их в 1967 году в ходе Шестидневной войны.

В 1981 году кнессет принял закон, провозгласивший суверенитет Израиля над этим стратегическим плацдармом.

Сегодня Голанские высоты – надежно и прочно укрепленный район.

Мы продвигаемся вперед вместе со взводом танков “Меркава”, сенсоры и вооружение которых укутаны в брезент – защита от зимней сырости.

Когда-то все было устроено здесь довольно просто: между Израилем и сирийской армией проходила демаркационная линия, за соблюдением режима прекращения огня следили наблюдатели ООН.

На самом деле в них практически не было нужды, поскольку это был самый мирный участок израильской границы с 1973 года.

Все изменилось в результате гражданской войны в Сирии и коллапса сирийской власти, утратившей контроль над многими регионами страны.

Ближе, чем когда-либо

География здесь и без того была непростая, однако война в Сирии изменила и стратегическую карту местности.

Прямо напротив южных Голан – территория, удерживаемся местными боевиками из “Бригады мучеников Ярмука”, которая присягнула на верность джихадистской группировке “Исламское государство” (признана террористической и запрещена во многих странах, включая Россию).

Израильские военные наблюдают за учениями боевиков и отслеживают их местоположение, однако проблемы с ними возникают редко.

Что беспокоит Израиль больше, так это то, что происходит дальше на севере Сирии после победы, одержанной сирийскими правительственными силами при поддержке Ирана и его союзников – ливанской шиитской военизированной группировки “Хезболла”.

Профессор Ашер Суссер, старший научный сотрудник Центра ближневосточных исследований Тель-Авивского университета, охарактеризовал ситуацию одной фразой.

Вид на бои в Сирии со стороны оккупированных Израилем Голанских высотПравообладатель иллюстрацииAFP
Image captionС Голанских высот бои в Сирии видны невооруженным взглядом

“В результате перемен в Сирии Иран подступил к границам Израиля ближе, чем когда-либо”, – заявил он мне.

По его словам, это создает, по крайней мере, в теории, возможность сотрудничества между Ираном и “Хезболлой” не только вдоль ливано-израильской границы, но также по границе Израиля с Сирией”.

“Израиль никогда раньше не сталкивался с подобной ситуацией на своих северных границах”, – отмечает Суссер.

Карта региона

Иранский коридор?

В чем же именно состоят цели Тегерана в Сирии? За ответом я обратился к Эхуду Яари, популярному телекомментатору на втором канале израильского телевидения.

“Стратегическая цель иранцев сегодня состоит в том, чтобы установить наземный коридор между Ираном и “Хезболлой” в Ливане, достичь Средиземного моря и израильских границ”, – заявил Яари.

Израильский танк на ГоланахПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image captionИзраильские танки “Меркава” регулярно патрулируют зону размежевания в Сирией на Голанских высотах

Этот коридор, поясняет Яари, может проходить от Ирана через шиитские регионы Ирака, затем через пустыню на западе Ирака, соединяясь с Асадом и “Хезболлой”.

“Со стратегической точки зрения это сегодня представляет собой значительную угрозу для Израиля”, – продолжает Яари.

Разумеется, Иран – не единственная иностранная держава, участвующая в конфликте в Сирии.

Боевики с сирийской стороны Голанских высотПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image captionИзраильские военные отслеживают перемещения боевиков по ту сторону сирийской границы, однако проблемы с ними возникают редко.

Российская военная авиация, наряду с боевиками “Хезболлы” и другими шиитскими военизированными формированиями, сыграла решающую роль в поддержке режима Башара Асада.

Россия дважды объявляла о сокращении численности своего военного контингента в Сирии, однако на деле все говорит о том, что уходить оттуда она не собирается.

Осложнения, связанные с Россией

Присутствие в регионе российских самолетов и особенно радиолокационных станций дальнего обнаружения и ракет ПВО серьезно осложняет ситуацию для ВВС Израиля.

F-16 ВВС ИзраиляПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image captionПрисутствие российских военных не оказывает серьезного влияния на действия ВВС Израиля

Они несколько раз наносили удар по системе поставок оружия от сирийцев к “Хезболле”, проводя так называемую “красную линию”, которая останавливает передачу сложных ракетных систем шиитским боевикам.

Эхуд Яари рассказал мне, что присутствие россиян не оказывает серьезного влияния на действия ВВС Израиля на юге Сирии.

“Есть понимание, своего рода горячая линия между Израилем и Россией, где говорящий по-русски офицер израильских ВВС общается с русскими офицерами в Сирии, чтобы скоординировать действия и избежать инцидентов”, – объясняет он.

По мнению Яари, эта договоренность работает главным образом потому, что стратегические интересы России и Ирана расходятся.

Кроме того, Яари считает, что россияне не заинтересованы в защите поставок оружия “Хезболле” или в обстановке к югу от Дамаска, на границе с Израилем.

Растущая угроза

Насколько серьезную угрозу все это представляет для Израиля? Ряд военных докладов предполагает, что “Хезболла” и ее растущее вооружение представляют основную проблему для безопасности Израиля.

Дело в том, что “Хезболлу”, благодаря ее профессиональной подготовке и оснащенности, уже нельзя рассматривать как полулюбительскую группировку – организация скорее напоминает полноценную армию.

“Они понесли значительные потери в сирийском конфликте, но вместе с тем приобрели бесценный боевой опыт”, – рассказал мне один из израильских генералов.

Боевики Правообладатель иллюстрацииAFP
Image captionИзраиль видит в Иране растущую угрозу для своей безопасности

“Хезболла” создала хорошо отлаженную инфраструктуру на юге Ливана – с огромным арсеналом ракет различного радиуса действия.

Опасения, которые разделяют многие израильские военные эксперты, заключаются в том, что под иранским руководством группировка может создать аналогичную платформу для операций и в Сирии.

И эти опасения не лишены оснований, объясняет мне Эхуд Яари.

“В настоящее время основную проблему заключает возможность заключения сделок между сирийским режимом и различными фракциями повстанцев в южном регионе Сирии, в результате которых они покинут пограничные районы. Это именно то, что случилось в других областях страны, особенно вокруг Дамаска”, – рассказывает он.

Такой шаг может положить начало укоренению “Хезболлы”, Корпуса стражей Исламской революции или других спонсируемых Ираном шиитских группировок на юге Сирии.

Роль Путина

На данный момент это скорее потенциальная, чем реальная угроза.

Профессор Ашер Сассер рассказал мне, что в долгосрочной перспективе многое зависит от того, какую позицию в игре региональных альянсов займет Россия.

“Если на одной стороне этого уравнения находятся русские и турки, а на другой – иранцы, то существуют некоторые ограничения в том, чего смогут добиться последние”, – говорит профессор.

Поэтому он считает настолько важным сохранение отношений между Израилем и Россией.

“Это отношения, которые премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху сумел укрепить за последние два года. Владимир Путин и русские понимают стратегические потребности Израиля, которые, если они примут их во внимание, могут остановить этот ирано-сирийский проект”, – считает Сассер.

Никто не знает, когда и как закончится война в Сирии. Несколько израильских экспертов, с которыми я поговорил, надеются на некое региональное соглашение, которое сможет ограничить свободу перемещения поддерживаемых Ираном боевиков в Сирии.

Будет ли такое соглашение достигнуто или нет, но новые действующие лица на границах Израиля несут с собой новые проблемы.

Загрузка...